Поищи про: разделение

 









Позавчерашнее без купюр

Автор:
Опубликовано: 1789 дней назад (26 апреля 2014)
Дневник: Слова
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 26 апреля 2014
+4

Как правило, мой ординарный ОС не отличается монолитностью, его разбивают на части моменты пробуждения, за которые я порой даже успеваю наговорить приснившееся на диктофон, но на этот раз всё было не так. Я не просыпался, зато три раза терял зрение. Слепота, даже если знаешь, что она временна,  не очень приятное состояние, прежде всего из-за ощущения крайней уязвимости. Ты уже не охотник, а лёгкая добыча. По меньшей мере, один раз я ощущал себя именно так. 
У меня нет уверенности, что я вошёл в сновидение так называемым прямым способом, то есть без обрыва сознания. Однако  в памяти  не сохранилось предшествующего осознанию сна, да и самого толчка осознания я не помню,  так что, вряд ли способ был непрямым. 
 
Я стоял на дорожке, ведущей к спортплощадке, в метрах  тридцати от родительского дома. День выдался бессолнечный, но тёплый, жаль, наблюдать мне его пришлось не долго.
Не сделав и десятка шагов по направлению к площадке, я  потерял зрение.  Руки невольно вонзились во тьму, чернота её была бесконечной, но внешняя среда как будто ничуть не изменилась. Щёку всё также целовал  ветерок, а ступни твёрдо стояли на дорожке, к тому же через пару секунд я припомнил, что слепота – в сновидении не редкость.
«Надо  вернуть картинку. Картинка вернись!»
Не успел включиться мой обычный режим скептика, как чёрное покрывало спало. Картинка не просто проявилась, она впилась мне в глаза задранной сверх всякой меры яркостью. 
По полю сновали ребята с волосами, выкрашенными в самые ядовитые цвета, в не менее вырви глаз - форме. 
Салатные, розовые и  рыжие пятнышки на синем, будто политом чернилами асфальте.
«Эй, а нельзя ли убавить цветность?» - мысленно возмутился я.
Стоило мне докончить мысль, как яркость резко упала,  цвета облагородились, стали приятными глазу.
«Ну, это что-то совсем нереальное» - с сожалением отметил я. 
Как всегда мне хотелось чего-то опасного, не подвластного воле, здесь же, если судить по  отзывчивости на самую мимолётную мысль, был целиком и полностью мой мир. 
Впрочем, я не был уверен в этом на сто процентов, некоторые сомнения всё же оставались, иначе я бы расстегнул ширинку прямо здесь, на глазах у ребят. 
Когда зрение возвратилось, я ощутил тяжесть в мочевом пузыре, не то чтобы она была невыносимой, но сновидение, как я чувствовал, обещало быть длинным,  и я опасался, что дальше   будет хуже. Никакие опасливые подозрения меня не мучили, я совсем забыл,  что однажды проснулся  сразу после справления нужды.
За воротами, на которых кажется никогда не висело сетки,  росли кусты.
Я свернул к ним и вдруг обнаружил, что место, которое я собирался полить, занято малышами. Они сидели на панели, идущей по периметру пятиэтажки, прямо под пышным кустом сирени, на который я так рассчитывал.
Несмотря на крайнюю озабоченность, я отметил, как красиво смотрятся детские силуэты на фоне светлого воздушного коридора. Когда-то у меня тоже была панамка, и я  легко умещался под аркой куста, а сейчас что? 
«Это сон!» - одёрнул я себя, - «Твой собственный сон! Нашёл место для стеснения!»
Край зелёного оазиса пересекала тропка, здесь я и решил справить нужду.  От малышей меня  отделял только куст, но я повернулся к ним задом, так что если они и захотели бы подсмотреть за мной, то им пришлось бы ломиться через кустарник или же  подойти ко мне с поля. В любом случае их появление не осталось бы незамеченным. 
 
Прозрачная, как ключевая вода, моча шла медленно, мне приходилось выдавливать её порциями, но вскоре мочевой опустел, и я ощутил самое настоящее облегчение. 
Это было так удивительно, чувствовать свой опустевший мочевой пузырь, что я на некоторое время замер.
Не менее поразительным, казалась почерневшая от влаги земля, вещи столь привычные наяву, вызывают  в сновидении неподдельный восторг. 
 
Наконец я выбрался  из своего уютного туалета, и отправился к расположенному тут же детсаду. За углом его огороженной сеткой территории ошивались две девушки, одна тонкая как тростиночка, другая поплотнее, впрочем, пока меня ничуть не занимал их вес.
- Вы меня ждёте? – как будто сказал я.
Как я сейчас понимаю, не в первый раз в этом месте возникали ждущие меня персонажи, так что моё поведение, скорее всего, имеет объяснение в прошлом. 
Девушку  потолще, я схватил левой рукой, а её тоненькую подружку  – правой. 
-Я могу показать вам своё сновидение! – похвалился я.- Хотите? 
Девушки согласно кивнули, и мы пошли. 
Шлось тяжело, во-первых мы никак не могли подстроиться друг под друга, а во-вторых вскоре впереди возникло  знакомое мне сопротивление воздуха, будто мы шли против ветра. 
Мы проследовали  мимо садика, и теперь вышли к дому, на первом этаже, которого располагался универсам.
-Так  будем тащиться пешком? – недовольно скривилась одна из моих  практиканток. 
Я задумался. Ходьба и впрямь  была самым энергетически невыгодным способом перемещения, но я не чувствовал  в себе той лёгкости, что дарит способность летать. И потом, если, у меня  и  получится взлететь, то  вряд ли смогу нести на себе сразу двух пассажиров.
 
Вдруг меня осенило  идеей использовать живот.   Недавно только думал, что возможно  раньше я выбирал  неправильное место для выпуска щупальца. Надо выпускать его не из нижней, а из верхней части живота, из того самого места, где  сейчас ощущалось некоторое напряжение. 
-Я знаю один способ, - осторожно начал я, - но не знаю, получится ли…
Надо сосредоточиться на верхней части живота. -  Я бросил взгляд на напрягшиеся мышцы, – И представить, что оттуда выстреливает щупальце. 
Что-то важное выпало у меня из головы, и никак не хотело туда  возвращаться. Наконец я вспомнил.
-И выбрать объект,  за который можно зацепиться.
-Та серая машина,  – предложила тоненькая практикантка.
Я проследил за её  пальцем. Мишень мне не понравилась, ведь она могла сдвинуться с места.
С другой стороны  мне было приятно, что одна из девушек проявила инициативу.
- Я бы лучше выбрал тот бетонный блок, но ладно, попробуем с машиной, - примирительно сказал я. 
Несколько секунд  прошли в зрительном контакте с солнечным сплетением, а потом  я мельком  зацепил кузов странного, напоминающего броневик  автомобиля.
Вдруг нас  резко подбросило вверх и потащило по параболе. Девицы в момент оттянули мне руки, но полёт длился недолго, буквально через пару мгновений мы были у машины. 
- Классно! – повеселели практикантки. 
- Ещё бы, - улыбнулся я, - жаль получается не всегда. 
Машина стояла в  прогалине между двумя пятиэтажками. Через дорогу  начинался одноэтажный частный сектор, но  недавно напротив универсама построили четырёхэтажную гостиницу, и прямо за ней, как ни странно присутствующей в сновидении, сейчас возвышались два совершенно фантастических объекта.
Это были  горы,  напоминавшие, увеличенные до гигантских размеров, кости. Пещеристая порода, из которой были сложены откосы,  имела неприятную тёмно-серую окраску, вершины же были платообразными, чёрными, будто закопчёнными. 
Из-за высоты, на которую вздымались горы, возникало ощущение, будто мы стоим у их подножья.
Я предложил своим спутницам отправиться к тем горам. Предложение было встречено с  энтузиазмом, но как я не старался, а у меня никак не получилось зацепиться за столь далеко расположенные  объекты. 
Похоже, о горах надо было забыть.
Я отпустил запястья практиканток,  и  шустро перелез через  ближайший забор.
-Аа? – в унисон вознегодовали девицы.
-Что? – высунул  я голову из-за не слишком высокого забора.
-А мы?
-Так лезьте за мной, или лучше попрактикуйтесь в способе перемещения, которому я вас научил. 
Мне признаться, уже совсем не хотелось тащить девушек за собой. Я потерпел неудачу,  и как знать, сколько ещё их будет.
Разве можно доверять такому неумелому учителю?
Подружки  выглядели не слишком довольными, но лезть за мной не спешили.
Я плюнул на них и начал перепрыгивать из двора во двор. Прыгучесть была неплохой, и всё же я по-прежнему чувствовал неспособность к полёту. Поэтому когда передо мной выросла громада строящегося дома,  порядком растерялся. 
Два нижних этажа представляли собой сплошную стену, а  на недостроенном третьем этаже  торчали ряды кирпичных колонн.
Конечно, можно было  навестить соседний двор и посмотреть есть ли окна с другой стороны, но я вдруг вспомнил о перемещении с помощью щупальца. Теперь  я остался без свидетелей,  и неудача не должна была меня обескуражить, получится – хорошо, не получится – попробую что-нибудь другое. 
Мишенью я решил выбрать одну из колонн. Удивительно, но у меня всё получилось, будто на резинке я взлетел вверх и врезался подошвами в усыпанный строительным мусором пол. Как оказалось, крыша не пустовала, здесь находилось, по меньшей мере,  два десятка девушек. Ни одна из них не занималась строительством, это была сходка для совершения неизвестного мне ритуала. Девушки стояли в круге, но увидев меня, начали разбегаться. Ещё в яви я дал себе зарок не заниматься призывом видения, но устоять не смог. Рука сама взметнулась вверх, и я наставил её на одну из красавиц.
-Я хочу видеть!  – закричал я.
-Чего ты хочешь видеть? – поинтересовалась девушка. Волосы у неё были длинные, блестящие, глаза глубокие, с поволокой.
-Хочу видеть, видеть, видеть! – неожиданно ударился я в истерику.
-Чего же? – рассмеялась девушка.
Признаться, я забыл чего. Эта красотка совсем сбила меня с толка. 
- Энергию, - наконец выдавил я сквозь зубы. – Я хочу видеть энергию! 
Пока я вспоминал, что мне нужно, все девушки разбежались, благо не по дворам. Этаж делила  бетонная плита с входом, я  ринулся в проём и обнаружил девушек там. Они начали со смехом уворачиваться  от моего пистолетика. Длинные волосы развивались подобно  морской капусте, под подошвами скрипели камешки и стёкла.  Я будто присутствовал  на языческом празднестве, цель которого заключалась в поимке невесты. 
Наконец мне удалось  загнать одну из прелестниц в угол. С каким-то диким остервенением  я принялся полосовать её рукой. Вверх-вниз, вниз-вверх и так добрый десяток раз, как вдруг из середины её тела, не знаю, как сказать точнее, поплыли цветные круги. Я проводил взглядом розовое, зелёное и жёлтое облачко.
«Неужели они все светятся, если сканировать их достаточно долго?» 
Мысль была мучительной, ведь обычно в вызове видения я не отличаюсь особой старательностью. 
-Развернись! – приказал я.
Девушка не послушалась, тогда я сам её развернул и толкнул  на середину недостроенной залы. 
Хватать её за позвонки не хотелось, я собрал кожу под правой лопаткой и повелел нести меня в свой мир. 
Из этой затеи, к сожалению, ничего не вышло, девушка не желала никуда двигаться. 
Она так сильно меня вымотала, что я её оставил. 
Заниматься дальнейшим осмотром дворов я больше не желал, а потому спрыгнул на улицу.  В яви добраться отсюда до реки, можно было минут за десять,  медленным шагом - за пятнадцать, но во сне я покрыл это расстояние за втрое меньшее время. 
Ощущение было таким, будто до того вполне адекватный знакомому мне пейзажу, мир вдруг скукожился. На реке между тем это ощущение прошло, до другого берега казалось никак не меньше двух сотен метров. 
 
Стояло майское тепло, но река оказалась скована льдом. Я, впрочем, подумал, что мне это только на руку, удобнее будет попасть на тот берег. 
Надо было выбирать дальнейший маршрут, и я решил наведаться на дачу. Конечно я знал, что настроение этот визит мне не улучшит и всё же меня туда тянуло. Может быть, там,  в другой версии реальности, ещё жива моя собака. Какое счастье будет её обнять!
Лёд скрывал не только реку, но и пляж,  но на песке он был не таким толстым, и местами из-под наледи выбивались ярко-рыжие пучки травы и почерневшие от влаги деревья. 
По траве я допрыгал до воды и ступил на бело-жёлтый лёд. Вдруг раздался страшный треск, и я в момент оказался в воде. Произошедшее показалось мне досадной оплошностью, с которой, как я думал, несложно будет справиться. Вместо того чтобы повернуть к берегу, я начал ломиться вперёд, но меня тянуло на дно, а оно теперь совсем не прощупывалось. 
«Ладно. Спокойно. Это сновидение, ты не можешь здесь утонуть»  – начал уговаривать я себя. 
Лёд вовсе не был тёплым, тело ощутимо жгло, и скоро я начал терять чувствительность. 
«Простыть ты тоже не сможешь!» - ободрил я себя. 
Когда над поверхностью осталось только лицо, я, наконец, решил повернуть назад.
О холодное, жёлтое  крошево резались руки. До ближайшего дерева было всего десять метров, но они казались мне милей. Лёд ломался, рассыпался в похожие на подтаявший рафинад крошки. Силы убывали.
Наконец, я схватился за ветку и по ней, как по канату, вытянул себя из проруби. 
Перед глазами всё плыло, и когда я увидел туманные силуэты идущих по льду людей, то сильно обрадовался.
-Я здесь, - прохрипел я, поднимая в знак приветствия руку. Меня заметили, но вскоре я был этому уже не рад.
Когда незнакомцы приблизились, я всем телом ощутил такое сильное беспокойство, что мне захотелось закатиться под ближайшее дерево. Так я и сделал,  откатился и, отдышавшись пару мгновений, на четвереньках пополз к укрепляющим берег плитам. 
Но отпускать меня не собирались, незнакомцы уже дышали мне в спину, а я всё никак не мог подняться на ноги, борьба со стихией отняла слишком много сил. 
 
Собрав волю в кулак, я обернулся и поднял мизинец, но просканировать никого не успел, на глаза снова обрушилась темнота. 
Это было просто ужасно. Я не знал, откуда ждать опасности и весь сжался. 
Сопротивление вышло вялым, меня  схватили  за лодыжки и запястья и куда-то потащили. Пока, меня несли, я успел  согреться и отдохнуть, а потому немного повеселел.  Слепота  ушла так же неожиданно, как пришла. Меня поставили  на пол длинного бетонного жёлоба  с единственным выходом к реке. Швов видно не было, вероятно плиты формировали прямо во рве. Потолок отсутствовал, но ров отличался такой глубиной,  что выбраться через верх было невозможно. Сверху свисало немного грунта с чахлой травой. 
Небо было всё таким же низким и хмурым.
Впереди меня шёл понукаемый  несколькими бугаями, мужчина. Не знаю,  что перемкнуло у меня в мозгах, но я посчитал этого незнакомца собой. 
-Эй! – закричал я, - подождите!
Мужчина в рыже-коричневом пиджаке обернулся,  и в этот момент я понял, что обознался. Однако  между нами всё же чувствовалось  какое-то еле уловимое сходство. 
Процессия состояла не только из бугаев,  к двери в холме двигались два худосочных товарища, которых я про себя сразу окрестил «учёными».
-Пройдёмте! – сказал мне один «учёный».
Я повиновался, чувство тревоги совсем оставило меня,  теперь я испытывал только чистое любопытство.
Мы вошли в небольшое, заставленное приборами,  помещение, в котором у меня мгновенно  начался приступ удушья. Это была ловушка, я знал наверняка, и как  не пытался себя успокоить, а единственным моим желанием было - бежать отсюда со всех ног.   Мне удалось оттолкнуть дюжих ребят, они не успели среагировать. Выбежав, я принялся наставлять на проём мизинец, но из двери показались знакомые молодчики, и я был вынужден отступить. Гнались за мной недолго, видимо, чтобы просто отогнать. 
Меня трясло, а как же тот – в коричневом пиджаке? Я ведь мог помочь ему, а теперь не могу. Возвращаться в логово недружелюбно настроенных существ означало нажить большие неприятности. Я, кажется, понял, что общего было между тем мужчиной и мной, мы оба были людьми, а вот учёные и охрана ими не были. 
В растрёпанных чувствах, я вышел к реке. Рядом с жёлобом возвышалась полая бетонная конструкция, я поднялся на неё и, встав на выдающуюся вперёд площадку, занялся пассами. 
Первый пасс, что пришёл мне в голову, состоял из двух движений – сначала надо было провести два круга над головой, а потом разрубить  их ребром ладони.
Обычно при исполнении этого пасса, мне приходится пробираться через вязкость, но сейчас ничего подобного и в помине не было. Я будто потерял треть веса, движения были лёгкими, почти невесомыми. Второй пасс - повороты в стороны с выставленной вперёд рукой,  сопровождался точно таким же эффектом, а ведь с помощью этого движения должна была расшататься  точка сборки.
Такого ещё со мной не случалось. 
Да и вообще, не пора ли проснуться? Сколько я здесь провёл времени? По ощущениям – целую вечность. 
«Давай, просыпайся!» Я рассмеялся этой своей мысли, просто прелестно, ты ещё себя ущипни!
Если надоело гулять, займись  пересмотром последних событий. 
Я погрузился в воспоминания, их оказалось не так много, как представлялось, и всё же я чувствовал, что проснувшись,  многое упущу.
Пересмотр погрузил меня в блаженную расслабленность, я и не заметил, как снова ослеп. 
Чернота была всё такой же непроницаемой, но теперь я не чувствовал себя беззащитным. Умиротворение исходило из сердцевины моего я, и теплотой растекалось по членам. 
 
Вдруг зрение вернулось.  Меня окружала плоская, усеянная острыми камнями  пустыня, в нависшем над ней небе мерно плыли клочки сернистых  туч. Чуть вправо от меня, на расстоянии полутора метров, возвышалось нечто, что я не сразу смог опознать. Взгляд увяз в седых сплетениях. Они напоминали корни воздушных деревьев, и были такими тяжёлыми, что лишь с краю их слегка шевелил ветерок. Если бы не это чуть приметное шевеление, я верно так бы и не понял, что смотрю на волосы. Передо мной сидел человек, сидел точно как я, в турецкой позе. Человек был древен, как здешняя пустыня и казался её неотъемлемой  частью.
Я не видел его лица, но почему-то был уверен, что передо мной индеец. 
Вдруг  меня заставил подскочить толчок изнутри. Я будто дремал и был с безжалостной резкостью выдернут в явь. Из кулака вышел мизинец, дрожащей рукой я поводил вверх-вниз и обратно. «Опять правая, надо было проверить левой», - пожурил я себя. Но терпеть охвативший тело  ужас, уже не было никакой мочи, я кинулся влево и вылетел прямиком на диван. 
 
   



3 апреля | Курение и закручивание банок
Комментарии (2)
ASleeper # 26 апреля 2014 в 21:34 +1
Замечательно v Так интересно, подробно! И столько нового!
0 # 28 апреля 2014 в 12:10 +1
Спасиб) сам рад, потому как до этого всё было довольно уныло

← Назад